Семейная хроника в рисунках и литографиях

Автор: Ирина Пермякова

Основоположник московского неофициального искусства 1940-50-х годов Евгений Кропивницкий прожил в Тюмени всего три года, но у тюменских художников и поэтов не отнять уже гордости и родственных чувств по отношению к знаменитой «Лианозовской группе» нонконформистов — писателей, художников, поэтов, возродивших интерес к авангардному искусству в период ...

Основоположник московского неофициального искусства 1940-50-х годов Евгений Кропивницкий прожил в Тюмени всего три года, но у тюменских художников и поэтов не отнять уже гордости
и родственных чувств по отношению к знаменитой «Лианозовской группе» нонконформистов — писателей, художников, поэтов, возродивших интерес к авангардному искусству в период «оттепели».

Поэтому выставка «Кропивницкие — Рабины. Москва — Париж — Тюмень», открывшаяся в музее изобразительных искусств в рамках цикла «Дары и дарители», стала даром для ценителей искусства и открытием для многих тюменцев, которым мало что известно о пребывании Евгения Кропивницкого и его жены, художницы Ольги Потаповой, в Тюмени.

В Тюменском музее сформировалась коллекция работ целой художественной династии: Евгения Кропивницкого, его жены Ольги Потаповой, их сына Льва Кропивницкого, дочери Валентины Кропивницкой и ее мужа, Оскара Рабина.

Первый блок материалов этой коллекции искусствовед Наталья Сезева получила от Льва Кропивницкого в начале 1980-х годов, когда авангард мало кого интересовал. Художник предоставил музею работы отца, матери и свои собственные графические листы. Уже в 1990-е годы состоялось несколько выставок Льва Кропивницкого, в том числе в Третьяковской галерее, так что художник был прав, говоря: «Вам повезло, что в то время мною никто не интересовался, иначе вашему музею не достались бы такие обширные материалы».

Между тем Наталья Сезева наладила контакт с Валентиной Кропивницкой и Оскаром Рабиным, живущими в Париже, и в 2004 году музейная коллекция пополнилась письмами, фотографиями, воспоминаниями о художественной династии и работами Кропивницкой и Рабина.
Экспозицию «Москва — Париж — Тюмень» открывают иллюстрации Евгения Кропивницкого к «Сказке о царе Салтане» А. С.  Пушкина. Сказочные миниатюры сплошь изукрашены росписями, позаимствованными у традиционного декоративно-прикладного искусства, и населены нескладными бородачами, похожими на народные деревянные игрушки.

Иллюстрации, напоминающие отрезы драгоценных тканей или оклады икон, диссонируют со спокойным, даже сероватым колоритом почти сельского пейзажа «Вид из нашего окна в городе Тюмени» и предлагают зрителю образ художника, умеющего в самой непритязательной обстановке создать свой собственный чудесный и красивый мир.

В Тюмени Кропивницкий посещал студию изобразительных искусств, участвовал во всех студийных выставках, работал декоратором в театре, занимался росписью одного из залов центральной библиотеки.
На выставке представлены небольшие живописные пейзажи, абстрактные композиции, иллюстрирующие разброс творческих интересов Евгения Кропивницкого, объясняющие, отчасти, особенности творчества Ольги Потаповой и других членов династии. У каждого свой стиль, свои предпочтения в технике и палитре — от невесомых карандашных рисунков-буколик Потаповой до жестких концептуальных литографий Льва Кропивницкого. Но в целом коллекция вполне может стать для тюменского зрителя наглядным уроком истории «неофициального искусства», основные принципы которого обсуждались и формулировались «лианозовцами» в гостеприимном доме семейства Кропивницких-Рабиных в 50-е годы.

Просмотры: 2131

Комментарии