Ингальская долина: почувствуйте себя немножко царями

Автор: Татьяна Панкина

Долгожданный "полевой выход", запланированный на второй день научно-практической конференции "Открывая Ингальскую долину" начался вчера с незапланированного посещения Исетского музея. Впереди — обещанная экскурсия в каменный, бронзовый и железный века истории этой земли, зато здесь, кроме традиционных залов, посвященных природе края, а также чая с ватрушками от гостеприимных хозяев, уже можно было найти археологические находки из долины.

Долгожданный "полевой выход", запланированный на второй день научно-практической конференции "Открывая Ингальскую долину" начался вчера с незапланированного посещения… Исетского краеведческого музея.

Внушительная группа тюменских ученых-археологов, их коллег из Новосибирска, Челябинска, Кемерово, а также представителей бизнеса и журналистов галопом, за неимением времени, как древние кочевники номады, промчались по двум этажам небольшого сельского музея. Впереди — обещанная увлекательная экскурсия в каменный, бронзовый и железный века истории этой земли, зато здесь, кроме традиционных залов, посвященных ремеслам, религии, народному творчеству, природе края, а также чая с ватрушками от гостеприимных хозяев, уже можно было найти археологические находки из долины.

Сотрудники музея со школьниками каждый год понемногу "прикапывают" ингальских сокровищ: керамика, кости животных, зола древних костров. В экспозиции даже представлены зубы древней акулы, бороздившей древние океаны, плескавшиеся когда-то на месте западно-сибирской равнины. Есть в экспозиции и звездное небо. Последнее — особый фокус, простой и трогательный, возможный сейчас, наверное, только в небольших провинциальных музеях: в комнате с закрытыми оконными проемами выключают освещение, и сквозь отверстия в одном из проемов начинает дневным светом сверкать звездное небо.

В пути, считаясь с тем, что часть участников путешествия никогда не сможет отличить глиняный черепок алакульской культуры от черепка черкаскульской, даже если жизнь от этого будет зависеть, профессор, археолог, директор Института гуманитарных исследований ТюмГУ Александр Матвеев дал краткий экскурс в историю археологии и прошелся по основным терминам. Так теоретически подкованными, мы въехали в долину со стороны села Исетского.

Ингальская долина — низкая речная местность, ограниченная увалами, в происхождении которых не все ясно: то ли большая река, то ли древнее море. С 40-метровой высоты увала близ деревни Красногорской, где по-настоящему началось наше путешествие в прошлое, благодаря хорошей погоде и ясному небу открывается обширная картина низинных земель, по которым проложила свой путь небольшая, но быстрая река Исеть. А наверху тревожным строгим многоточием тянется череда курганов.

Экскурсию по Красногорскому могильнику профессор Александр Матвеев провел на живописном фоне долины: "Долгое время нас это место привлекало, но мы думали, что здесь ничего нет. Потом дорогу, проходящую здесь, начали асфальтировать. Строители стали брать землю в карьере неподалеку, и кто-то из них обнаружил глиняные черепки, целые сосуды, несколько украшений. Все это было передано в Исетский музей. Дорогу эту археологи теперь в шутку называют Трансынгальской. Наталья Петровна Матвеева, увидев однажды в музее найденный сосуд, сразу поняла, что это сосуд алакульской культуры, одной из андроновских, индо-иранская, арийская принадлежность которых кажется наиболее вероятной. Поскольку интерес к алакульской культуре чрезвычайно высок во всем мире, как к одной из самых загадочных культур коневодов, скотоводов, земледельцев с очень нарядной керамикой, женскими украшениями, мы сразу начали исследования, которые показали, что здесь находятся могильники. Сейчас мы знаем, что весь край этой ровной террасы, помимо курганов, был занят могильником, скоплением отдельных, скорее всего семейных усыпальниц…".

Профессор еще долго увлеченно рассказывал о традициях захоронений, об азартных наклонностях алакульцев, прах которых покоился здесь, о гендерной культуре, о загадках курганов, не разгаданных до сих пор.

Наталья Матвеева предложила "почувствовать себя немножко царями, древними властителями земли" — взобраться на самый высокий из находящихся поблизости курганов, Хрипуновский могильник. Группа из нескольких десятков охочих до ощущений горожан стройными рядами потянулась к могильнику, прокладывая путь по паханому полю, заросшему еще цветущей сурепкой. На вершине Олег Комар, указывая на несколько ямин на плоской вершине, рассказал, что вполне возможно это следы бугровщиков еще 17-го века, тюменские ученые до Хрипуновского могильника еще не добрались. А потом с несколькими участниками поездки живо обсуждал идею, согласно которой схема местных захоронений эквивалентна моделям инопланетных летательных аппаратов.

Место высокое, удивительно красивое, безводное и какое-то строгое. Неподалеку находится самая высокая точка в гряде увалов, порядка 50 метров. Там когда-то располагалось древнее Лизуново городище. По словам Александра Матвеева, когда ученые начали раскопки на этом городище, они сразу поняли, что это совершенно новая культура конца эпохи бронзы, примерно 10-9, может быть отчасти 8 века до нашей эры. Так, например, европейцы, приехавшие в Африку, понимают, что африканцы — совершенно другая раса.

Открытая культура получила красивое название "Бархатовская", по селу БАрхатово, или, как говорят в Исетском районе, БархатОво. Часто исследователи подумывали: хорошо бы устроить военную игру "Штурм Лизунова городища". Но дальше идей никогда дело не шло: когда выходишь на край этой террасы, то понимаешь, что штурмовать эту крепость по 45-метровой почти отвесной стене совершенно невозможно. Древние люди умели выбирать такие места и устраивать хорошо укрепленные поселения.

Неподалеку находится Марьино ущелье, традиционное место отдыха, за красоту полюбившееся окрестным жителям, а также гостям из окрестных сел и городов, и даже из Тюмени.

Спустившись с увала, мы направились к Коловскому городищу, расположенному дальше на юго-западе долины. Для непосвященных — неприметный ложок, едва просматривающийся с трассы — на самом деле представляет из себя остатки когда-то внушительного, практически неприступного трехуровневого укрепления со рвами трехметровой глубины и внушительной высоты валами и бревенчатыми стенами, служившего в зимнее время пристанищем для тысячи человек. Судя по горящим глазам археологов, по-свойски расхаживающих по не так давно засыпанными, иначе говоря "рекультивированным" раскопам, они видят это место как-то иначе, словно и стены все еще на месте, и даже жители иногда приветливо им улыбаются.

Светлана Берлина, одна из авторов открытия, рассказывая о городище, поступала неизменно так — обращаясь к группе товарищей, стоящих на неприметном пригорке, она говорила: вот сейчас вы стоите на месте крепостного укрепления. Товарищи нервно оглядывались и отступали в сторонку.

Возраст открытого селища относится к позднему бронзовому веку, хотя археологи нашли здесь и свидетельства более раннего поселения, буквально несколько скребков эпохи неолита. Позднее люди, жившие здесь на протяжении нескольких веков, ушли. Поселение было заброшено. В раннем железном веке на это место пришли Саргатцы, знаменитая культура, золото которой находится в Петровской коллекции в Эрмитаже. Они-то и обнесли поселение древним городом, оборонительными линиями.

"Городище было очень трудно взять. Как-то мы проводили своеобразный эксперимент со школьниками, — рассказывает Светлана, — пробовали взять крепость со стороны мыса, спускающегося в болотце. Взобраться по склону очень трудно. А когда сверху на тебя летят элементарные шишки, то это практически невозможно".

В раннем средневековье сюда снова пришли люди уже бакальской культуры, родственной татарской. Они построили свое городище практически на тех же оборонительных линиях. Культурный слой — напластования мусора, земли, навоза, которые остались от древних поселенцев, доходит всего до метра шириной. Но, тем не менее, в этом метре огромный пласт информации о жизни этих людей: чем они занимались, как жили, что делали. По этой информации по словам археологов даже можно было судить о том, как тепло было в домах этих жителей и откуда дули сквозняки.

Уникальность памятника в том, что он расположен в таком месте, где невозможно глубокое современное антропогенное воздействие. "Оборонительные линии охраняют этот город до сих пор", — отмечает Светлана Берлина.

Особый ажиотаж вызывала гора костей на склоне. Как пояснила Светлана, это остатки огромного количества костных залежей, которые были найдены на месте городища.

— Видно, что люди не поствовали, — шутили археологи.

Тут же, профессионально отделив зерна от плевел, то есть древние глиняные черепки от земли и камешков, профессор Геннадий Зданович из Челябинска протянул нам несколько осколков. "Это сарматская керамика. Изделия относятся примерно ко второй половине первого тысячелетия до нашей эры", — пояснил профессор. И небольшой осколок со следами ручной обработки, темный, крошащийся в руках, сразу "оттянул" ладонь на несколько тысячелетий вниз. Вот так и прикасаешься порой к истории.

Особая забава ждала гостей при посещении туристической базы "Южная". Расположенная на горе в живописном месте над речкой с удивительным домашним названием Юзя, на берегах которой молодой археолог Саша Матвеев в 80-х мечтал найти мамонта, база эта по мысли инициаторов туристического учебно-познавательного проекта "Ингальская долина" должна стать центром туризма и опорным пунктом путешествий в долину. Здесь же располагается олений заповедник Тюменского госуниверситета. Как рассказал нам егерь заповедника Владимир Федоров, сейчас на территории почти в 300 гектаров леса резвится 28 пятнистых оленей, 7 из которых около 7 лет назад были привезены сюда из Тарусы. Природная среда обитания таких оленей — Приморье, Корея, Вьетнам. С ними-то гостям и полагалось познакомиться.

Только олени почему-то постеснялись выйти к шумной толпе людей сразу. Предприимчивый егерь со своими ребятами решил организовать импровизированную облаву, фотоохоту для репортеров. Шумным посетителям предложили встать по краю овражка и для разнообразия помолчать. По другому краю предполагались олени.

Фотографы, прицелившись, терпеливо ждали, изредка протирая запотевший видоискатель камер. Археологи, бизнесмены и журналисты зловещим в тишине осеннего леса шепотом травили шутки.

— Вот так, наверное, чувствовали себя древние охотники, поджидавшие свою добычу…

— Так же глупо?

— А олени сейчас, наверное, крадутся мимо и хихикают…

— Или помощники егеря нервно докуривают и одевают костюмы оленей…

— Как поохотимся, так и поедим, — шутили голодные фотографы.

Замерзнув и так и не увидев оленей, решили вернуться на базу. Там гостей ждал новый сюрприз от организаторов. Перед входом в гостиницу на фоне совершенно новой кирпичной стены стояли древние воины раннего железного века, вооруженные копьями. Дело в том, что сотрудники Института гуманитарных исследований под руководством Олега Комара занимаются реконструкцией боевого доспеха сарматских воинов и воинов других культур. В их образах и предстали сотрудники института. Они же продемонстрировали боевые приемы в поединке, стреляли из лука. Все желающие тоже смогли попробовать свои силы в этом искусстве.

Кстати, вполне возможно, что гости конференции, оружиеведы Юлий Худяков и Александр Соловьев, будут участвовать в реставрации старинных битв древних насельников этих земель. Александр Соловьев, кстати, и разработал реконструкцию саргатского доспеха, воспроизведенного Олегом Комаром.

"На этой конференции мы показали реконструкции доспехов джунгарского воина, тюркского и других, — отметил Юлий Худяков. — В ходе реконструкции исследователи обычно лучше понимают назначение многих деталей, структуру, логику изделий. А сюда приехали, потому что Олег Комар тоже занимается реконструкциями. Во-первых, чтобы показать ему, а в дальнейшем, когда здесь будут проложены туристические маршруты, я предложил проводить фестивали специалистов по реконструкции. В отличие от любителей, которые часто соединяют по незнанию несоединимые вещи, наша задача в первую очередь познавательная: понять структуру доспеха, как она развивалась. Здесь в долине есть над чем поработать, потому что саргатская культура, существовавшая во времена гуннов, скифов, которая представлена курганами Ингальской долины, одна из самых милитаризованных. Кроме того, здесь могут быть и татары, и джунгары, вплоть до казаков Ермака. Есть что показать".

Профессор Геннадий Зданович, фактически подводя итоги конференции и отмечая ее значение, высказал свое убеждение в том, что еще несколько лет назад для России была важна славянская, сравнительно недавняя история становления государства. А сейчас все большее значение для нации приобретает история древнейшая, уходящая в глубь времен на три-четыре тысячелетия. Геннадий Борисович отметил, что свидетельства древнейшей истории Ингальской долины говорит о глубочайших корнях народа, живущего на этой земле. И пожелал удачи проекту "Ингальская долина".

Напомним, что туристические маршруты для школьников по долине уже существуют. Их проводит туристическое агентство "Глобус".  

Просмотры: 5649

Комментарии