Banner

Андрей Агарков и Андрей Сычев: Первые 10 минут заплыва через Берингов пролив превратились в бесконечность

Автор: Юрий Шестак

Ширина пролива 86 км. Из-за шторма моржи постоянно сбивались с курса и проплыли 134 км.

11 августа на мысе Принца Уэльского на Аляске при поддержке Тихоокеанского флота успешно финишировала международная эстафета «Встречь Солнца». Заплыв через Берингов пролив продолжался в течение пяти дней, еще сутки более 60 пловцов из 17 стран мира пережидали сильнейший шторм, прервавший эстафету. Напомним, в заплыве, достойном книги рекордов Гиннесса, принимали участие двое тюменских моржей-марафонцевАндрей Сычев и Андрей Агарков. В конце прошлой недели они вернулись в Тюмень. Корреспондент «Вслух.ру» встретился с пловцами на берегу озера Чемпионов, где находится тренировочная база спортсменов. В перерыве между холодными «процедурами» в озере с ключевой водой тюменские моржи рассказали о том, как им удалось переплыть пролив. Отметим, что до этого года Берингов пролив для моржей оставался неприступным.

«Нам просто хотелось выжить»

«Жуткие волны и качка… Пока ты 15 минут плывешь на катере, тебя уже выворачивает наизнанку от морской болезни, а когда доходит очередь, никому не важно в каком ты состоянии, ты просто ныряешь в воду, потому что должен это сделать, и плывешь, – делится своими ощущениям от пережитого Андрей Сычев. – Вода 2,5 градуса, жуткий холод. Нам тогда просто хотелось выжить. Те первые 10 минут для нас превратились в бесконечность. Мне кажется, что океан из тебя высасывает все силы. 10 минут пребывания в проливе, и ты уже никакой, плыть уже не можешь. Надо сказать, что первая десятиминутка по ощущениям была просто ужасной».

«Военные моряки вообще не верили, что можно плыть, даже при той небольшой волне, которая была в самом начале заплыва, а уж потом тем более, – продолжает Андрей Агарков. – Шторм доходил до 5 баллов и больше, а ветер разошелся до 22 метров в секунду. Все, кто нас страховал, уже не верили, что мы вернемся обратно на корабль. Сейчас мы знаем, что без хорошего технического оснащения при таких же погодных условиях Берингов пролив не переплыть».

«Одного доставали из-под воды баграми»

По словам Андрея Сычева, во время эстафеты было несколько опасных ситуаций, едва не закончившихся трагедией. «Один пловец чуть не утонул, он потерял сознание и пошел ко дну, – вспоминает Андрей Сычев. – Его успели вытащить. Причем вытаскивали баграми. Когда он прыгал в воду, у него расстегнулся замок от страховочного буйка, тот отцепился, и спортсмен поплыл без него. Волна захлестнула, морж набрал воды и пошел ко дну. Был еще случай с эстонским парнем. Тот, кто зашел в воду перед ним, не смог плыть и поднял руку, пока его меняли, эстонец подхватил эстафету и уплыл. Дело было ночью, и было не понятно, куда он уплыл. Светят фонарем, его нигде не видно в бушующем океане. Все жутко запаниковали. Сколько можно продержаться на волнах в холодной воде: полчаса, час и все. Если потерялся, то потерялся навсегда».

«Впереди был буксир, – подхватил Агарков, – примерно в 5 км пошли его искать наудачу – на свет прожекторов корабля. Увидели пловца, вернее оранжевый буек, а потом и его. Оказывается, он плыл как ни в чем не бывало и думал, что его все время страхуют».

Моржи переживали, когда из-за сильнейшего шторма организаторам пришлось приостановить эстафету.

«Мы могли плыть, – негодует Андрей Сычев, – оказалось, невозможно продолжать эстафету по техническим причинам. На больших волнах резиновые лодки, на которых нас страховали, могли перевернуться. Во-вторых, очень сложно было забраться на лодку. Ты вроде бы к ней подплыл, а ее отбрасывает еще дальше от тебя. Хватаешься за лодку чуть ли не зубами, залезаешь весь околевший от холода, тебя укрывают одеялом, его тут же окатывает волной и ты снова мокрый. Кроме того, приходилось очень долго жать, когда к лодке приплывет второй пловец, потом третий, мы ведь плыли тройками. В-третьих, во время сильного шторма было сложно пришвартоваться к кораблю: причал высоко, лодку постоянно бьет о борт. Как показала практика, пловцы же могут плыть даже при большой волне».

«Кто сразу этого не понял, ушли с дистанции, – дополняет Андрей Агарков. – Мы поначалу тоже испугались, опыта практически никакого, а когда испуг проходит, начинается азарт».

Ориентиром для пловцов служил военный буксир длиной метров 50 и высотой мачты метров 15, ночью она светилась, как новогодняя елка. Казалось, видимость идеальная, мачта хорошо просматривается с лодки, но стоит прыгнуть в воду и плыть в шторм по волнам, не видно ничего. По словам Сычева, с гребня волны тебя бросает в яму, а оказываясь снова на гребне, думаешь, как бы не наглотаться морской воды. По сути все плыли зигзагами.

Шторм разворачивал на 180 градусов

«Даже опытные пловцы теряли ориентир и плыли обратно к большому кораблю, разворачиваясь на волнах на 180 градусов, причем плыли с полной уверенностью, что плывут в сторону Аляски, – продолжает рассказ Андрей Агарков. – Сознание как бы отключается, лишь бы грести руками и оставаться на плаву. Это было безумием, но не доплыть до Аляски мы не могли, ведь плыли не просто так, а от своей страны. Министр обороны Сергей Шойгу дал добро на проведение эстафеты, и если бы мы не доплыли – не важно по какой причине – получается, что армия у нас слабая и страна никакая. Так же нельзя! Но даже эти патриотические мысли не смогли бы нам помочь преодолеть Берингов пролив. Там (морж показывает пальцем в небо) все-таки за нас кто-то свечку за здравие поставил. Раз пять можно было прекратить заплыв и раз шесть можно было кого-нибудь потерять. Там в проливе все ребята действительно вкалывали. Мы часами плаваем на озере и в грозу, и в стужу, а там в океане пять минут руками помахал в воде и думаешь, неужели всего только пять минут прошло. Как же это долго! Было невероятно трудно. В заплыве приняли участие многие именитые пловцы, но даже среди них были те, кто отказывался продолжить эстафету. Их кстати, никто не осуждал, не показывал на них пальцем – не можешь не плыви, это все-таки личное дело каждого. Мы с Андреем ни разу не отказались от заплывов, скорее, наоборот где-то были примером для остальных. Тюмень у всех на языке, все иностранцы-марафонцы, с кем мы общались, хотят приехать к нам на соревнования. К ним, кстати, уже нужно начинать готовиться».

Выйдя на берег Аляски и отследив маршрут, участники эстафеты поняли, что вместо 86 км, которые отделяют Чукотку от Аляски в самом узком месте пролива, за время эстафеты они проплыли 134 км.

По словам собеседников, на долю которых выпало столь серьезное испытание, эстафетный заплыв через Берингов пролив вне всякого сомнения попадет в Книгу рекордов России и Книгу рекордов Европы. На счет Книги рекордов Гиннесса вопрос пока что остается открытым. Решение будет принято позже. Да, был перерыв во время эстафетного заплыва, поэтому из формулировки рекордной эстафеты исчезнет слово «непрерывная».

Как Аляска встретила моржей

Тюменские моржи были сильно удивлены доброжелательностью американцев. Аляска встретила пловцов очень дружелюбно. «Я читал в детстве Джека Лондона, на нем, можно сказать, был воспитан, – рассказывает Андрей Сычев. – И вот он – Клондайк – оказался рядом передом мной. Вот те люди, которых описывал Джек Лондон, вот та земля, где до сих пор моют золото. Мы стояли в бухте, и 90 процентов суденышек были те самые драги, на которых добывают золото. Америка, конечно же, нас удивила, люди оказались приветливыми. Люди, которые тебя не знают, видят тебя первый раз, здороваются с тобой, улыбаются».

«И двери в домах не закрывают. Наверное, мы могли бы жить точно так же, но пока не получается, – продолжил Агарков. – При каждом удобном случае я говорил американцам и алеутам, коренным жителям, что Аляска – это наша земля, российская. Не знаю, поняли ли меня местные жители, но во всяком случае задуматься им есть над чем».

закаливание, моржи, видео, рекорд, Тюменская область

Просмотры: 330

Комментарии