Dipol FM | 105,6 fm
73.72
89.21

Тюменцы обсуждают редевелопмент круглой бани

Один из вариантов - арт-резиденция, мастерские и выставочные залы для художников разного профиля.

С тех пор как в прошлом году тюменцам удалось спасти от сноса круглую баню на улице Ленина, вокруг нее установилось временное затишье. Но архитекторы, краеведы, горожане, которым судьба единственного в городе памятника конструктивизма не безразлична, уверены, что следует как можно скорее предложить городским властям план реабилитации бани, иначе её снесут уже к концу года, чтобы построить на дорогостоящем участке прибыльный коммерческий объект.

Для того чтобы обсудить возможные способы вернуть здание к жизни, 27 мая в интеллектуальном кафе «Артизан» встретились архитекторы, художники, маркетологи, журналисты и другие горожане самых разных профессий.

«Это здание построено по проекту знаменитого архитектора-конструктивиста Никольского. В Петербурге, на площади Мужества расположен прототип нашей бани, а больше таких зданий не существует. Известно ещё одно круглое здание бани в Голландии, но там оно построено по другому проекту, и, кстати, в здании расположен театр, — сообщает собравшимся архитектор Екатерина Журавлёва, автор „архивной театради“, изданной екатеринбургским издательством „Татлин“ и посвящённой тюменской круглой бане. — Для Тюмени это здание особо ценно, потому что у нас это единственный образец архитектуры конструктивизма».

«Я не чувствую особой привязанности к бане, всё равно вокруг нее уже столько безвкусных новостроек, что целостного архитектурного ансамбля не складывается. Поэтому снос бани, возможно, не очень будет заметен глазу, и она просто встанет в ряд с заводом пластмасс или множеством других старых зданий, которые уничтожили за последние 15 лет, — говорит один из участников встречи. — Но я выступаю за её сохранение именно потому, что мне не нравится эта тенденция всё сносить. Хочется, чтобы тюменцы услышали, что в городе есть противники систематического сноса исторической застройки».

>Влерий Чупин, историк:

>«Это место — исторический центр, ядро нашего города, место, с которого он начинался. Даже сейчас там сохранилась довольно плотная историческая застройка — дома по ул. Республики 1,3,5, ул. Перекопская, 5, ул. Ленина, 4, 8, 10, польский костёл — такого места нет больше нигде».

Один из главных спикеров вечера — маркетолог, активный общественник Гульнара Прадедова, ей принадлежит идея создать в Тюмени так называемую арт-резиденцию, которая могла бы разместиться в здании бани и стать одним из инструментов по перевоплощению безнадёжного, казалось бы, памятника в активно задействованное горожанами место.

Арт-резиденция — это нечто вроде писательской дачи или коворкинга для художников, фотографов и других деятелей современного изобразительного искусства. В резиденции будут оборудованные рабочие места, жилые номера, штат кураторов, которые помогают устраивать выставки. Художник приезжает в резиденцию с неким проектом и пребывает в ней, пока результат не будет готов для выставки. За пользование инфраструктурой резиденции художник платит, восполняя ресурсы, затраченные на содержание арт-пространства. При резиденции могут действовать кафе, хостел, галерея, которые также способствуют экономическому выживанию предприятия. Подобные центры есть в Москве, Санкт-Петербурге, в европейских городах. По мнению маркетолога, создание арт-центра не только позволило бы дать вторую жизнь уникальному тюменскому зданию, но и помогло бы городу приобрести значимый необычный объект, обогащающий культурную жизнь, притягивающий творческих людей — как художников, так и ценителей современного искусства — из других регионов.

>Вера Сараева, организатор тюменской арт-кофейни «Книжка»:

>«Да, «Книжка» была нерентабельной. Но мои юношеские мечты и не содержали в себе денежных знаков. Там было другое — создание первого в городе места, где будет возможность развивать все виды искусства: смотреть хорошие фильмы, проводить выставки, читать книги, приглашать на встречи актеров, устраивать выступления музыкантов. И это получилось. Мне до сих пор кажется, что именно «Книжка» дала старт в Тюмени таким проектам, именно она стала первой и на своем примере доказала, что это возможно. Другое дело, это всегда сложно монетизировать.

>В устройстве арт-резиденций я подробно не разбиралась, но считаю, что у таких проектов должны быть дотации и поддержка. Потому что, если это станет бизнес-проектом, то есть риск уйти в коммерцию, пойти на поводу мнения большинства, представлять не искусство, а то, что будет больше востребовано. А если денег не будет, затея умрет".

Сможет ли в Тюмени выжить проект, ориентированный на контемпорари арт, на приток художников извне, ведь у нас, в отличие от Петербурга или Берлина, культурная жизнь не настолько насыщенная и прогрессивная, населения и туристов гораздо меньше?

«Вы ошибаетесь, тюменцы сейчас начинают очень интересоваться культурой, историей города, ходят на экскурсии, даже сами организуют», — доносится реплика из зала.

«Ещё два года назад мы обсуждали возможность появления арт-резиденции и поняли, что город не готов, а теперь посмотрите, сколько появилось новых культурных проектов: лофт „Фабрика“, антикафе „Квартира №50“, „Кроличья нора“, творческий коворкинг Workplace для молодых дизайнеров одежды», — рассказывают наперебой активисты будущей арт-резиденции.

>Валерий Чупин:

>«Не думаю, что имеет смысл снова делать там баню. В этом месте должно быть многофункциональное, культурно-ориентированное, открытое для всех горожан пространство, поэтому к идее арт-резиденции я отношусь с симпатией. Тем более, что кроме активистов этого арт-центра никто не предлагает вариантов возвращения здания в городскую жизнь. Такое большое сооружение требует достаточно серьезных вложений, но не может гарантировать инвестору выгоду, я считаю, что взять на себя обустройство этого исторического здания и даже квартала, перегороженного какими-то случайными заборами, должно государство. Ни один инвестор не смог бы построить и окупить такие объекты, как Цветной бульвар или Площадь борцов революции, которая, надо полагать, потребовала серьёзных вложений, но ресурсы нашлись. Баня и целый комплекс зданий, историческое ядро города — ничуть не менее важные для культуры, для облика города объекты, которые требуют государственного участия».

Идею арт-резиденции поддерживают молодые тюменские художники — на встрече выступали, например, Мария Фадеева, Ольга Лукина, они же упоминали поэтическую группу «Синий крокодил», которая могла бы стать соучастником проекта; от имени виртуального пока Тюменского дома фотографии, второй год ищущего пристанища, выступил фотограф Павел Анущенко, сказал, что его товарищи готовы солидаризироваться с организаторами нового культурного центра.

Архитекторы Яков Емцов и Дмитрий Дудаков показали собравшимся свои проекты реконструкции круглой бани. На эскизах Якова баня одета в пользующийся успехом у современных бизнесменов классицистский декор. «Похоже на драмтеатр!» — шепчет зритель. «Нет, на концертно-танцевальный зал», — развивает тему другой. Зачем спасать памятник конструктивизма, если в итоге его предлагается зашить в компромиссные одежды совершенно другого стиля? Этот вопрос задают многие участники встречи и вслух формулирует коллега Якова. Дмитрий Дудаков предлагает вниманию собравшихся свой дипломный проект, эскизы реконструкции бани, в которых воспроизводится изначальная мечта архитектора Никольского о стеклянном куполе (сто лет назад для её реализации не было конструктивных оснований), а также зданию добавляются элементы, выдержанные в стиле конструктивизма. Дмитрий подчёркивает, что в проекте заложил потенциал для окупаемости здания, пространства для офисов, галереи, магазинов и кафе.

Даже самая простая консервация и ремонт здания, которые бы позволили людям находиться внутри без угрозы жизни и здоровью, потребует финансовых вливаний. А дорогостоящая реставрация или реконструкция — первейший аргумент противников бани: «Ну кто станет вкладывать огромные средства в старую баню?» Отчасти на этот вопрос ответили молодые архитекторы из Екатеринбурга, реализующие проект «Белая башня».

>Полина Иванова, архитектор:

>«Мы с коллегами зарегистрировали некоммерческую организацию, затем при поддержке юристов оформили заявку в муниципалитет с просьбой отдать здание, пустовавшее 20 лет, в безвозмездную аренду. Они были вынуждены удовлетворить нашу просьбу. Вместе с правом аренды мы получили 90-страничный талмуд с охранными обязательствами.

>Мы провели два субботника, установили забор, деньги собирали на «Яндекс.кошелёк». Конструктивное обследование провели лицензированные немецкие специалисты бесплатно, все наши эксперты были очень заинтересованы в гонорарах. Часть расходов по их пребыванию в Екатеринбурге оплатило немецкое консульство, мы собрали 80 тыс. рублей на оплату дорожных расходов. Теперь надо делать консервацию здания, чтобы оно было безопасным для пребывания людей.

>За год мы собрали около 600 тыс. рублей, главное — не инвестор, а группа людей, которая готова действовать — маленькими шагами, решая проблемы по мере их поступления".

Кардинальное отличие тюменской ситуации от екатеринбургской в том, что наш объект лишен опеки государства и является открытой мишенью, постоянным соблазном для тех, кто считает старую баню помехой на пути к коммерческому развитию дорогого участка в центре города. И хотя баня находится в муниципальной собственности, исключить возможность сноса здания можно только вернув круглую баню под государственную охрану. Напомним, шум вокруг этого сооружения начался, когда его исключили из списка выявленных объектов историко-культурного наследия и отказали во внесении в Госреестр охраняемых объектов. Решение было принято на основании государственной историко-культурной экспертизы, сделанной саратовской фирмой «Экспертиза Поволжья», создавшей себе репутацию безжалостного палача старинной архитектуры, в том числе тюменской. По сведениям Екатерины Журавлёвой, тюменскому аккредитованному эксперту Елене Козловой-Афанасьевой, уверенной в ценности этого здания, уже заказана альтернативная государственная историко-культурная экспертиза, которая позволила бы вернуть баню под охрану государства.

>Валерий Чупин:

>«Баня лишилась статуса выявленного объекта культурного наследия, новая экспертиза докажет, что здание обладает признаками объекта культурного наследия и его можно снова «выявить» и поставить на охрану как совершенно новый объект, а не как объект, исключённый из списка памятников.

> Конечно, статус памятника — обременение, но это хоть какая-то гарантия сохранения объекта, без него баню либо снесут, либо над ней надстроят пять этажей в стиле хай-тек. Предметом охраны должен быть конструктив здания, особенности планировки. Сохранив конструктив, здание можно наполнить всеми удобствами, но так, чтобы было понятно, что это конструктивизм 1930-х, а не артпалаццо ХХI века с сайдингом".

В статье Инны Рязановой «Искусство сохранять», опубликованной в сборнике научных трудов Тюменского государственного архитектурно-строительного университета, описывается опыт редевелопмента старых зданий в мировой и российской практике и предлагается концепция ревитализации тюменской круглой бани.

Сейчас в Тюмени есть уже несколько инициативных групп, которые готовы объединить усилия и отстоять баню. Помимо краеведов, историков, архитекторов, которые давно и планомерно отстаивают ценность единственного в Тюмени конструктивистского объекта, теперь это обычные горожане: частные предприниматели, инженеры, юристы, журналисты, художники, агенты по недвижимости. На страницах «Вконтакте» и «Facebook» собирается пресс-досье о здании бани, аккумулируются идеи по её использованию и защите.

Последние новости
Снят запрет на пополнение транспортных карт наличкой
Снят запрет на пополнение транспортных карт наличкой
Изменениями в федеральное законодательство закреплена возможность анонимно рассчитываться за проезд электронными деньгами.
Океанариум за 1,2 млрд рублей построят в Нижнем Новгороде
Океанариум за 1,2 млрд рублей построят в Нижнем Новгороде
В Нижнем Новгороде на Гребном канале планируют построить океанариум.
Тюменского продавца поймали на продаже алкоголя несовершеннолетней
Тюменского продавца поймали на продаже алкоголя несовершеннолетней
За нарушение предусмотрен штраф от 30 до 50 тысяч рублей.
В Волгограде окончательно распродали имущество тракторного завода
В Волгограде окончательно распродали имущество тракторного завода
На аукционе наконец продан УАЗ-3909 1999 года выпуска, которым когда-то владел разорившийся завод.