Banner

Есть ли у Тюмени «особая» история?

Автор: Сергей Кубочкин

После высказывания тобольского благотворителя Аркадия Елфимова о Тюмени краевед Сергей Кубочкин решил ответить ему публично.

Grey

В мае этого года газета «Завтра» №17 (1324) опубликовала интервью с председателем Фонда «Возрождение Тобольска» Аркадием Елфимовым. Аркадий Григорьевич – человек публичный, часто выступает перед различными аудиториями, представляя издательские проекты своего фонда «Возрождение Тобольска», выставки собственных фотографий. Тобольску можно по-хорошему позавидовать, что у него нашелся человек, успешно продвигающий идею развития города как туристического центра в регионе. Все это хорошо.

Но один из ответов Аркадия Григорьевича в беседе с журналистом очень удивил, и я бы сказал, задел.

«Каким вы в идеале видите Тобольск»?» – спросил журналист издания. Аркадий Григорьевич ответил: «Настоящий статус Тобольска вполне работает. Просто Тюмень должна больше помогать Тобольску. Да, Тюмень с ревностью к Тобольску относится, ибо никакой особой истории в моей родной Тюмени нет. А Тобольск – это вся история Си­бири. Все первопроходцы шли через Тобольск. Не надо ничего придумывать, из пальца высасывать, чтобы туристов завлекать, вся история здесь…».

Зачем Александру Елфимову понадобилось противопоставлять два сибирских города, причем Тюмень показать каким-то ничтожным поселением, не имеющим своей истории? Может быть, чтобы, как в советское время, она не обращала внимания на себя, на свое благоустройство и все средства направляла другим городам с более «интересной» историей?

Слава Богу, прошли те времена, когда на благоустройство областного центра не обращали внимания во имя добычи нефти и газа, строительства нефтехимкомбината в Тобольске. Тогда даже в центре Тюмени были деревянные тротуары, на городское благоустройство у богатейшей Тюменской области не находилось средств.

left

Так вот, за Тюмень хотелось бы ответить.

Вообще, трудно представить город, которому, как Тюмени, исполнялось бы 433 года, без своей «особой» истории. Может быть, для кого-то это станет новостью, но у первого русского города в Сибири она богатейшая. Ведь, если не додумывать того, чего не было, то именно Тюмень называли «входной, но непарадной дверью в Сибирь», через которую на восток шли первопроходцы.

А если кроме истории еще немного знать географию, то станет понятно, что через Тобольск первопроходцы могли идти только на север – в Сургут, Обдорск, Мангазею. На восток через Тюмень шли сначала казаки, потом переселенцы, а начиная со второй половины ХIХ века опять же из Тюмени они плыли на восток пароходами по рекам Западной Сибири. Неслучайно на гербе города изображен дощаник, символ того, что отсюда начиналось плавание по рекам Западной Сибири. Именно здесь на средства тюменских купцов был создан благотворительный переселенческий комитет для помощи ожидавшим отправления пароходов.

Для подтверждения наличия «особой» истории у Тюмени приведу несколько исторических фактов.

* В Тюмени в 1727 году в Свято-Троицком монастыре по своему завещанию похоронен митрополит Сибирский и Тобольский, крупнейший миссионер Филофей Лещинский.

* С начала ХVIII столетия Тюмень – крупнейший центр кожевенного производства, к середине ХIХ века здесь работали более ста кожевенных заводов. Наш город называли «сибирским Лионом». Именно Тюмень была главным поставщиком сибирской юфти на экспорт. Причем развитие кожевенной отрасли в Тюмени происходило чаще вопреки воле тобольских губернаторов, на протяжении десятков лет притеснявших главную отрасль нашего города. Главными оппонентами губернской власти в этом вопросе выступали тюменские купцы М.С. Пеньевский, Ф.С. Колмогоров и И.Е. Решетников. Они смогли выстоять.

left Филимон Степанович Колмогоров (1824 (25)-1893) – крупнейший тюменский кожевенный заводчик, бывший Тюменский городской голова. Благотворитель. Один из главных организаторов сопротивления «тобольскому» давлению на кожевенную отрасль Тюмени.

center Аллея из лиственниц в бывшем Колмогоровском саду (Тюмень)

* Другие предприимчивые тюменцы – мещане Шмотины в начале ХIХ века построили здесь селитровый завод и стали производить порох, по каче­ству не уступавший лучшим образцам того времени.

* Кроме того, Тюмень сформировалась как крупнейший торговый центр Сибири, с богатым купечеством, со своей ярмаркой, открывшейся в 1845 году.

* В 1837 году Тюмень посетил наследник престола, будущий Александр II вместе с сопровождавшим его поэтом Василием Жуковским. Останавливались в доме городского головы Иконникова, заходили помолиться в Спасскую церковь.

* Первый пароход в Сибири тоже отошел из Тюмени в 1843-м, по другим сведениям – в 1844 году. Это на тюменских заводах строились пароходы, именно здесь находились самые крупные пароходства в Западной Сибири. Кстати, одним из таких па­роходчиков и пароходостроителей был Иван Иванович Игнатов, приютивший и устроивший в тюменское реальное училище, изгнанного из Елецкой гимназии, будущего писателя М.М. Пришвина, своего племянника.

* Когда в 1876 году Тюмень посетили доктор О. Финш из Бременского музея и его друг натуралист А. Брэм, они стали гостями И.И. Игна­това, встреча с которым произвела на них сильное впечатление.

* В 1864 году на средства купцов в Тюмени был построен первый в Сибири водопровод с водоподъем­ной машиной.

* Посетивший Тюмень в 1868 году Великий князь Владимир Александрович посадил кедр в Загородном саду. В 1873 году в Тюмени проездом был Великий князь Алексей Александрович.

center Медаль, выпущенная в честь приезда в Тюмень в 1868 году Великого князя Владимира Александровича

left Михаил Ефимович Дементьев (1860–1929) – отважный тюменец

* Совершенно удивительная история произошла в 1878 году, когда тюменец Михаил Ефимович Дементьев стал одним из участников торговой экспедиции на парусной шхуне «Сибирь», прошедшей из Тюмени через Северный Ледовитый океан в Лондон. Впоследствии он стал управляющим То­варищества Западно-Сибирского пароходства.

* Американский путешественник Дж. Кеннан, побывавший в Тюмени в 1885 году, так описал Тюменское Александровское реальное училище: «Учебное заведение представляет собой научно-техническую школу наподобие Технологического института в Бостоне. Оно занимает самое большое и красивое здание в городе – солидный двухэтажный особняк из кирпича, крытый белой штукатуркой, по размерам почти вдвое больший, чем резиденция президента в Вашингтоне. Здание это было возведено и оборудовано всем необходимым на средства одного богатого и патриотически настроенного тюменского купца и обошлось ему в 85 000 долларов. Это его дар городу». Имя это человека – Прокопий Иванович По­даруев.

left Иван Яковлевич Словцов, больше 25 лет был директором реального училища, ученый, педагог

center

* В 1885 году Тюмень стала первым сибирским городом, связанным железной дорогой с европейской Россией. Для примера: в Тобольск железная дорога пришла только в 1969 году.

* В Тюмени жили большим семейством англичане-пароходовладельцы братья Вардропперы. Один из них, Эдуард Робертович Вардроппер – энтузиаст проникновения за Полярный круг. Ни одна научная и даже любительская экспедиции в конце ХIХ – нач. ХХ вв. не обошлись без его помощи. Покорители северных морей Норденшельд, Нансен, барон Толь и другие пользовались его неоценимыми услугами, о чем они свидетельствуют в своих сочинениях. Наверное, в благодарность за эту помощь в Карском море один из островов был назван в честь Вардроппера. К тому же Эдуард Робертович был крупнейшим коллекционером-нумизматом.

* Как не вспомнить довольно громкое судебное разбирательство по делу о тюменском «небоскребе», построенном в 1903 году тюменским купцом В.А. Копыловым?

* В 1905 году тюменцы, колокольных дел мастера братья Гилевы на Всемирной выставке в Льеже (Бельгия) за «малиновый звон» своих колоколов получили Большую золотую медаль и крест бельгийского короля.

left Колокол, отлитый в Тюмени на заводе Гилевых в начале ХХ в.

center Реклама колокольного завода Гилевых в Тюмени. Начало ХХ в.

* В 1907 году тюменец М.К. Петухов получил на Всемирной выставке Большую золотую медаль за искусственные фруктовые воды.

* Одним из лучших в России в начале ХХ века считалось коммерческое училище, построенное в Тюмени купцами Колокольниковыми.

* В Тюмени жили такие известные люди своего времени, как А.М. Афромеев – музыкант, издатель известного на всю Россию самоучителя игры на гитаре, которым пользовался в Шушенской ссылке В.И. Ленин; П.А. Городцов – собиратель сказок и сказаний; В.А. Вановский – один из учредителей I съезда РСДРП в Минске в 1898 году.

* В Тюмени в городской больнице, построенной на средства городского головы А.И. Текутьева, перед революцией появился первый в Тобольской губернии рентгеновский аппарат, в этой же больнице лечился раненый в Покровке Григорий Распутин.

* В Тюмени после Октябрьской революции скрывался князь Львов – министр-председатель первого Временного правительства, а во время гражданской войны на ступенях городской думы принимала парад белогвардейских частей Е.К. Брешко-Бреш­ковская – одна из основателей партии эсеров, «бабушка русской революции».

* С Тюменью связана жизнь художников Ивана Калга­нова и Василия Федорова, певцов Андрея Лабинского и Юрия Гуляева, артистов Евгения Мат­веева, Глеба Романова и Пётра Вельяминова, писателей Надежды Лухмановой и Михаила При­швина, Василия Князева и Владислава Крапивина, Станислава Мальцева и Константина Лагунова, легендарного разведчика Николая Кузнецова, политических деятелей Валериана Куйбышева и Леонида Красина, председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина и нынешнего мэра Москвы Сергея Собянина, Героя Рос­сии, летчика Владимира Шарпатова.

* В Тюмени в 1941 году разместились десятки эвакуированных промышленных предприятий, работавших на Победу. Значительно позже стало известно о «секретном» пребывании тела В.И. Ленина в здании бывшего реального училища в Тюмени во время Великой Отечественной войны.

* Еще живы соратники выдающихся первооткрывателей и организаторов тюменского нефтегазового комплекса Р.-Ю.Г. Эрвье, Ф.К. Салманова, В.И. Муравленко, В.С. Черномырдина, живших и работавших в Тюмени.

Да разве можно пересказать более чем 400-летнюю историю города с судьбами его людей в газетной статье? На это потребуются десятки томов, а не тоненький том в серии «Тобольск и вся Сибирь», посвященный Тюмени, в два раза меньший по объему, чем тома, посвященные небольшим Шадринску и Ишиму.

Нет, это не у Тюмени ревность, как сказал А.Г. Елфимов, а у Тобольска. Кстати, именно ревность к растущей Тюмени испытывал губернский Тобольск, приходивший во все больший упадок.

Первым «подложил» мину замедленного действия под благополучие Тобольска реформатор Сибири М.М. Сперанский. В 1822 году Сибирь была разделена на Западную (с центром в Тобольске) и Восточную (с центром в Иркутске). Так Тобольску осталась лишь Западная Сибирь, да и то ненадолго.

Вторым, кто не увидел перспективы для Тобольска, стал генерал-губернатор Западной Сибири П.М. Капцевич, перенесший свою резиденцию в Омск. В 1839 году То­больск покинули все должностные лица Главного управления Западной Сибири. Еще через 50 лет в Памятной книжке Тобольской губернии на 1889 год положение Тобольска оценивалось так:

«Тобольск ни по местоположению своему, ни по средствам не создан городом торговым. Он стоит в углу от большого коммерческого и торгового тракта в Сибирь, именно на 260 верст в сторону от города Тюмени, чрез который идет этот путь. К тому же, хотя он и расположен на берегу большой судоходной реки, которая в последнее время оживляется во время лета пароходством, но за всем тем Тобольск ничуть не служит ни складочным местом товаров, ни местом каких-либо торговых сделок. Пароходы проходят большею частью мимо города, запасаясь только иногда в нем необходимой провизией, или ссаживая на берег или принимая к себе очень немногих пассажиров.

Вообще должно признаться, что Тобольск долго поддерживался местопребыва­нием главного военного и гражданского управления, сначала всей, а потом Западной Сибири. Со времени же окончательного перенесения этого управления в Омск, в особенности же со времени пожара гостиного двора (в 1839 году), от которого почти совершенно разорилось небогатое тобольское купечество, стареющий город начал падать год от году».

Этим все сказано. Город оказался в стороне от больших дорог, пушнина перестала играть роль валюты. Фактически весь ХIХ век и до Октябрьской революции Тобольск держался на том, что был губернским центром. С конца ХIХ века предпринимались попытки перевести ряд губернских учреждений в Тюмень, но отсутствие значительного количества свободных зданий в Тюмени для размещения губернских служб помогли Тобольску сохранить статус до советского времени. А потом победил здравый смысл.

Еще в 2002 году в своей книге «Тычковка, Сараи, Потаскуй» автор этой статьи писал, что было бы справедливо, если бы на стене здания бывшей городской думы, ныне здание краеведческого музея, появилась памятная доска: «Памятник архитектуры ХIХ века. Здание бывшей городской Думы. Построено в стиле русского классицизма для украшения города в 1834 году на средства горожан тюменским мещанином Митрофаном Бобковым по проекту губернского архитектора Прамана». В книге приводились ссылки на архивные документы. Но прошло 17 лет, а доски до сих пор нет. Хотелось бы спросить «почему?»

Исторические памятники, один за другим, горят как свечки. Дом Жернакова, дом Чираловых, дом фо­тографа Родионова. Какой памятник следующий и почему они горят? Почему сломали здание Жабынского завода (построен Игнатовым в 1874 году), на котором строились почти все тюменские пароходы, а в 1897 году завод осматривал адмирал Макаров.

Самое главное, кому задать эти «почему»? Есть ли в городе хозяин?

С утратой исторических зданий наш город постепенно, совсем незаметно, теряет свою самобытность и оригинальность. Когда-то известный художник Илья Глазунов, побродив по старым улочкам Тюмени, сказал восхищенно, что такой деревянной резьбы не видел нигде, и грустно добавил: «Не цените и не очень-то бережете вы то, что имеете».

Изменилось ли с тех пор отношение к своей истории? Если изменилось, то не уверен, что в лучшую сторону. Если так пойдёт, то скоро будут говорить, что история какой-ни­будь Раскундяевки более богатая и интересная, потому что там сохранились исторические памятники, там знают и ценят свое прошлое.

Что смогут возразить историки и краеведы Тюмени, какую галочку в своих отчетах поставят чиновники, чем будут гордиться наши дети и внуки?

Интересно ли будет туристам смотреть на современное здание и представлять, что на этом месте стояла гостиница, в которой останавливался Чехов по дороге на Сахалин, на этом пустыре когда-то стоял дом, в котором бывал Распутин, а на другом углу стоял дом, в котором жил реалист Леонид Красин – будущий красный нарком? Какие мысли придут в голову при взгляде на развалины дома Игнатова, в котором он принимал натуралиста Брэма и доктора Финша, в котором несколько лет жил Михаил Пришвин?

Очень хочется, чтобы настоящие памятники все же сохранились, ведь Тюмень – самый старый русский город в Сибири и его многовековой истории завидуют, именно поэтому хотят принизить, умалить, а то и вообще сказать, что особой истории у Тюмени нет. Попытки такие уже делаются, и помогает им в этом наше равнодушие.

Еще по теме:

– Книгу о Текутьеве издадут на деньги современных купцов

– Краевед похож на детектива: оба ведут расследование

– В Тюмени представили книгу об истории Ишима

– Тобольский меценат создал парк, где растет дуб Ермак

история, ЕЛФИМОВ, Тобольск, Тюмень, памятники

Просмотры: 583

Комментарии